Preview

Вестник Университета имени О.Е. Кутафина (МГЮА)

Расширенный поиск
№ 12 (2018)
Скачать выпуск PDF

АВТОРИТЕТНОЕ МНЕНИЕ 

18-22 107
Аннотация
В статье рассматривается проблема роли конъюнктуры в системе оснований криминализации деяний, ее отражение в изменениях и дополнениях действующего российского уголовного закона. С этих позиций анализируется состав преступления, предусмотренный ст. 286.1 УК РФ.

ВЕКТОР ЮРИДИЧЕСКОЙ НАУКИ DE LEGE FERENDA 

23-33 120
Аннотация
В статье рассматривается история возникновения и развития уголовного законодательства, предусматривающего самостоятельную ответственность за организационную преступную деятельность. Делается вывод, что впервые она появилась в Уложении о наказаниях уголовных и исправительных 1845 г. Кроме того, согласно дореволюционной теории уголовного права виновные за создание и участие в сговоре или шайке подлежали самостоятельной ответственности только тогда, когда задуманное ими преступление не было совершено, в противном случае ответственность за учиненное деяние поглощала ответственность за сам сговор. Исследование советского уголовного законодательства (УК РСФСР 1922, 1926, 1960 гг.) позволяет утверждать, что в целом оно сохранило преемственность с дореволюционным законодательством в части построения уголовной ответственности за организационную деятельность. Однако с принятием постановления Пленума Верховного Суда СССР от 22 сентября 1989 г. № 10 «О выполнении судами руководящих разъяснений Пленума Верховного Суда СССР при рассмотрении уголовных дел об умышленных убийствах» и постановления Пленума Верховного Суда РФ от 21 декабря 1993 г. № 9 «О судебной практике по делам о бандитизме» судебная практика по оценке организационной деятельности кардинально изменилась. Заложенные в разъяснениях Пленума Верховного Суда СССР (РФ) правила квалификации действий организатора и участника организованной группы (преступного сообщества) оказались востребованы современными правоприменителями и были учтены законодателем при создании УК РФ.
34-42 232
Аннотация
Нормативное закрепление правил действия уголовного закона во времени до сих пор не затрагивало вопросов, связанных с темпоральными аспектами действия бланкетного законодательства, и рекомендаций Пленума Верховного Суда РФ. На основе анализа исторического опыта презюмируется, что нерешенность этих проблем влечет злоупотребления со стороны власти своим легитимным правом на насилие. Выходом из сложившейся ситуации могут стать сбалансированность компетенций ветвей власти и законодательное установление правил действия уголовного законодательства посредством выработки соответствующего принципа.
43-52 109
Аннотация
За последние годы проявилась тенденция, выражающаяся в закреплении в ряде норм Общей части УК более строгого отношения к отдельным видам преступлений на основании их объекта, а не в соответствии с категорией преступления. При этом стало утрачиваться важнейшее значение категорий, связанное с тем, что правовые последствия отнесения к той или иной категории едины и не зависят от места определенного вида преступления в Уголовном кодексе. Критически осмыслены новеллы, включенные в ст. 15, 64, 73, 78, 79, 83 УК РФ, подрывающие систему категорий преступлений и содержащие для отдельных видов преступлений более суровые последствия, чем это предусмотрено для категории особо тяжких преступлений. Сделан вывод о том, что законодательные изменения последних лет, в том числе увеличение видов преступлений, за которые как альтернатива лишения свободы на определенный срок предусмотрено пожизненное лишение свободы, свидетельствуют о фактическом создании новой категории преступлений, не выделенной в ст. 15 УК, которую условно можно назвать преступлениями исключительной тяжести.
53-61 199
Аннотация
В статье исследуется проблема криминализации стал-кинга в российском уголовном законодательстве. Сталкерство рассматривается в двух аспектах: как систематическое преследование потерпевшего со стороны одного лица или группы лиц и как незаконное проникновение на охраняемые объекты. Делается вывод о необходимости уголовно-правового запрета незаконного вмешательства в какой бы то ни было форме в частную жизнь человека без его согласия. Предлагается оптимизировать норму уголовного закона о незаконном получении сведений, составляющих государственную тайну, путем указания на материальные носители такой информации в качестве предмета преступления.
62-72 176
Аннотация
Статья посвящена исследованию объекта преступления, предусмотренного ст. 238.1 УК РФ. В работе анализируются мнения ученых относительно основного непосредственного объекта преступления, делается вывод о наиболее приемлемом подходе к его определению. Далее последовательно рассматриваются разновидности предмета преступного обращения фальсифицированной, недоброкачественной и незарегистрированной медицинской продукции. Устанавливается, что фальсифицированные лекарственные средства, недоброкачественные лекарственные средства и фальсифицированные биологически активные добавки, содержащие не заявленные при государственной регистрации фармацевтические субстанции, - это взаимоисключающие понятия. Недоброкачественные лекарственные средства - это подлинные (не фальсифицированные) лекарственные препараты или фармацевтические субстанции, прекратившие соответствовать показателям качества в процессе обращения. Фальсифицированные биологически активные добавки, содержащие не заявленные при государственной регистрации фармацевтические субстанции, в отличие от фальсифицированных лекарственных средств обязательно содержат фармацевтические субстанции, в связи с чем представляют угрозу здоровью населения.
73-80 184
Аннотация
Бурное развитие научно-технического прогресса способствовало образованию правового вакуума, причина которого - формирование новой парадигмы цифрового общества, в которую не вписывается в полной мере существующая правовая система. Гибкую модель уголовно-правового регулирования вопросов взаимодействия человека с компонентами цифрового пространства действующая система уголовной политики, заключающаяся в принятии точечных законов по отдельным вопросам, вряд ли позволит создать. Необходимо формирование нового концептуального и комплексного научнообоснованного подхода уголовно-правового регулирования цифрового общества, созданного на основе принципа междисциплинарности, что, возможно, потребует реформирования и пересмотра некоторых концептуальных основ уголовного права. В статье обосновывается необходимость проведения научного исследования с целью разработки модели трансформации уголовного права, созданной с учетом уголовно-правовых рисков современных цифровых технологий. На основе междисциплинарного подхода следует изучить опыт применения современных цифровых технологий, далее на основе разработанного алгоритма выявления уголовно-правовых рисков будет дана оценка факторам риска, которые возникают при применении каждой цифровой технологии в различных сферах жизни общества, затем произведено описание выявленных рисков с учетом действующего уголовного законодательства и, если будет установлено, что уровень применяемой репрессии к субъектам, использующим соответствующую цифровую технологию, слишком велик, будет предложена новая гибкая модель уголовно-правового регулирования, а также механизм минимизации данного уголовно-правового риска.
81-87 175
Аннотация
На основе теории ответственности и наказания в уголовном праве, уголовного законодательства в этой части рассматриваются теоретико-прикладные вопросы освобождения от этих уголовно-правовых последствий. С учетом юридической природы и социально-правового значения актуализируется положение о необходимости четкого разграничения понятий освобождения от уголовной ответственности, освобождения от наказания и освобождения от отбывания наказания.
88-94 111
Аннотация
Проведен анализ действующего федерального антикоррупционного законодательства России. Выявлены недостатки норм как профильного (Федеральный закон «О противодействии коррупции»), так и уголовного законодательства (ст. 290-291.2 УК РФ). Сформулированы предложения по их совершенствованию через раскрытие непосредственно в законе ряда понятий и признаков (в частности, понятия «коррупционные преступления»), переоценку общественной опасности тех квалифицирующих (особо квалифицирующих) признаков, которыми законодатель наделил в УК РФ отдельные преступления коррупционного характера, и т.д. По итогам исследования постановления Пленума Верховного Суда РФ «О судебной практике по делам о взяточничестве и об иных коррупционных преступлениях», а также изучения мнения отдельных авторов сделан вывод о том, что оно содержит пробелы, которые следует устранить. На примере конкретного уголовного дела показана актуальность разъяснений Пленумом Верховного Суда РФ отдельных признаков взяточничества.
95-104 115
Аннотация
Статья посвящена исследованию принципов действия уголовного закона в пространстве и их соотношению с принципом справедливости. Принципы действия уголовного закона в пространстве построены таким образом, что на лицо, совершившее преступление, может распространяться юрисдикция сразу нескольких государств. Справедливость как базовый правовой принцип в применении к уголовному праву заключается в том, что виновный в совершении преступления наказывается адекватно общественной опасности совершенного деяния и степени вины. Представление о виновности и адекватности воздаяния за совершенное преступление в разных странах может существенно различаться, соответственно этому может отличаться и юридическая оценка совершенного деяния. Таким образом, требование УК РФ о безоговорочном признании судебного решения иностранного государства (в соответствии с принципом гражданства и реальным принципом) как юридического факта, прекращающего возможность уголовного преследования по УК РФ, может оказаться препятствием для вынесения справедливого (в соответствии с УК РФ) приговора. Универсальный принцип налагает на Россию обязанность бороться с преступлениями, которые предусмотрены международным договором Российской Федерации или иным документом международного характера, однако непонятно, допустимо ли распространять применение этого принципа на лиц, совершивших такие деяния в стране, не признающей их преступлениями, если они являются гражданами этой страны. Международноправовые акты, определяющие механизмы борьбы с преступлениями, могут быть весьма далеки от совершенства. В то же время Россия в Конституции РФ закрепила обязательства признания приоритета международно-правовых актов по сравнению с внутренним законодательством. Необходимость признания подчинения внутреннего законодательства международному праву в настоящее время отсутствует, поскольку такое признание является прямым ограничением суверенитета России, которая в таких ограничениях не нуждается.
105-112 119
Аннотация
Законодательное закрепление института административной преюдиции отличается непоследовательностью. Это создает трудности в определении его границ, в понимании и применении соответствующих норм. Сама по себе административная преюдиция заслуживает критического отношения. Она нарушает принцип non bis in idem; смещает основание уголовной ответственности в сторону личности правонарушителя; размывает границы между преступлением и административным правонарушением. Ее существование фактически выделяет среди административных правонарушений особую группу деликтов, занимающих по своей общественной опасности промежуточное положение между административными правонарушениями и преступлениями. Такой результат излишне усложняет систему публичных правонарушений.
113-120 224
Аннотация
Согласно ст. 205.1 УК РФ и примечанию к ст. 205.2 УК РФ такие преступления, как посягательство на жизнь государственного или общественного деятеля (ст. 277 УК РФ), насильственный захват власти (ст. 278 УК РФ) и вооруженный мятеж (ст. 279 УК РФ), относятся к террористической деятельности. Однако законодатель данные составы преступлений разместил в разд. X УК РФ «Преступления против государственной власти», в связи с чем возникает вопрос о круге общественных отношений, на которые они посягают, и о свойствах общественной опасности рассматриваемых деяний. Данная статья посвящена проблемам определения объекта преступлений, предусмотренных ст. 277, 278 и 279 УК РФ. Автор делает вывод, что при характеристике основного непосредственного объекта необходимо исходить из структуры государственной власти. Соответственно, при совершении посягательства на жизнь государственного или общественного деятеля объектом уголовно-правовой охраны являются общественные отношения, обеспечивающие безопасность субъектов власти; при насильственном захвате власти и вооруженном мятеже вред причиняется такому центральному структурному элементу государственной власти, как властеотношения.
121-129 506
Аннотация
Исследуется уголовно-правовое значение согласия лица на причинение вреда его жизни и здоровью. Доказывается, что в связи с изменением места личности в современном обществе, когда она получает большую свободу распоряжаться своим телом, а также по мере роста достижений науки, внедрения новых технологий расширяется сфера действия согласия лица на причинение вреда абсолютным ценностям - жизни и здоровью. Это области получения как социально полезного результата (в частности, аллотрансплантация, проведение исследований и лечения, связанных с геномом человека, разработка радикальных средств лечения); так и социально нейтрального результата по коррекции отклонений отдельной личности (например, смена пола, синдром нарушения целостности восприятия собственного тела). Речь может идти о трояком уголовно-правовом значении согласия лица на причинение вреда: 1) как конструктивного признака состава преступления; 2) как обстоятельства, смягчающего ответственность; 3) как обстоятельства, исключающего преступность деяния.
130-136 283
Аннотация
В статье под критическим углом зрения рассматриваются признаки преступления, предусмотренного ст. 173.1 УК РФ. Дается определение подставных лиц, определяются момент окончания данного преступления, возможные стадии его совершения. Показана связь анализируемого деяния с преступлением, предусмотренным ст. 173.2 УК РФ, что требует в определенных случаях квалификации по совокупности преступлений. Вносятся предложения по совершенствованию редакции уголовного закона, касающиеся уточнения признаков объективной стороны преступления, определения подставных лиц и введения квалифицированного состава. Особо выделяются ситуации, при которых лицо, создавшее организацию на подставных лиц, осуществляет предпринимательскую деятельность, но при этом впоследствии не исполняет договорные обязательства перед третьими лицами. Подробно определяется, что следует понимать под использованием лицом своего служебного положения. Высказывается мнение о возможности исключения из числа отягчающих обстоятельств совершение преступления группой лиц по предварительному сговору.

СРАВНИТЕЛЬНО-ПРАВОВОЕ ИССЛЕДОВАНИЕ 

137-147 108
Аннотация
Частичная декриминализация побоев в России не позволяет достичь тех целей, ради которых реформа была задумана. Не учтено то обстоятельство, что насильственное посягательство против личности не может быть административным проступком. Не учтено и то, что разумное наказание ребенка родителем не может рассматриваться в качестве побоев. Реформа рождает правовую неопределенность, в частности, по вопросу о возможности необходимой обороны от побоев. Сравнение норм российского и английского права приводит к выводу, что российский законодатель относится к насилию гораздо более терпимо, причем имеют место противоположные тенденции в развитии российского и английского права в этом аспекте.

КОММЕНТАРИЙ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА 

148-154 94
Аннотация
В статье проведен анализ состояния уголовно-правовой защиты оборота средств платежей в рамках ст. 187 УК РФ, раскрываются ключевые положения документов стратегического планирования, являющихся базовыми для развития уголовного законодательства в этой сфере. Рассматриваются причины внесенных в ст. 187 УК РФ изменений, дается их сравнительно-правовой анализ. Подчеркивается актуальность новаций, связанных с расширением перечня предметов преступления, а также конкретизацией положений уголовно-правовой нормы, в том числе разграничением ответственности за деяния, выражающиеся в использовании и сбыте предметов преступления. Отдельное внимание в работе уделяется вопросам квалификации противоправных деяний, совершаемых с применением средств электронного сообщения.
155-162 419
Аннотация
В статье рассматриваются вопросы уголовной ответственности за реабилитацию нацизма (ст. 354.1 УК РФ). Исследуются международные тенденции, направленные на уголовно-правовую охрану исторических фактов. Перечисляются государства, в которых уголовная ответственность за аналогичные деяния уже закреплена в той или иной форме. Отмечается, что введению уголовной ответственности за реабилитацию нацизма в Российской Федерации предшествовал весьма длительный процесс. Анализируются законодательство, а также законопроекты, в которых предпринимались попытки официального толкования терминологии, применимой к реабилитации нацизма. Проводится юридический анализ состава преступления, предусмотренного ст. 354.1 УК РФ. Анализируются понятия «реабилитация нацизма», «отрицание преступлений», «одобрение преступлений», «распространение заведомо ложных сведений», «искусственное создание доказательств обвинения», «сведения о днях воинской славы и памятных датах», «осквернение символов воинской славы России», «публичный характер». Приводятся различные точки зрения, имеющиеся в науке, относительно уголовной ответственности за реабилитацию нацизма. Отмечаются недостатки законодательной конструкции ныне действующей редакции ст. 354.1 УК РФ. Резюмируется, что, несмотря на громоздкость и длительность процесса принятия законодательства в данной области, деятельность законодателя в указанном направлении заслуживает положительной оценки.
163-171 431
Аннотация
В статье анализируются изменения, внесенные в УК РФ Федеральными законами от 07.06.2017 № 120-ФЗ и от 29.07.2017 № 248-ФЗ, в части установления дополнительных механизмов противодействия деятельности, направленной в том числе на побуждение к девиантному поведению. Наряду с достоинствами законодательной регламентации ответственности за доведение до самоубийства и совершение других действий, побуждающих к нему или иным, опасным для жизни потерпевших действиям, обращается внимание на положения, которые нуждаются в серьезной коррекции как на законодательном, так и правоприменительном уровнях (возрастные границы потерпевшего в анализируемых составах; нормы, предусматривающие освобождение от ответственности субъектов преступления, предусмотренного ст. 110.2 УК РФ; возраст субъекта преступления, предусмотренного ст. 151.2 УК РФ и др.).

НАУЧНЫЙ ПОИСК 

172-181 172
Аннотация
В условиях развития цифровой экономики уже невозможно отрицание существования «виртуального» имущества, обладающего всеми традиционными признаками, кроме вещности. Рассмотрены понятия и классификации денежных суррогатов и криптовалют, статус криптовалют в качестве предмета и средства совершения преступления. Цель работы - поиск универсального алгоритма квалификации хищения (мошенничества, кражи) виртуальной валюты. Предлагается отказаться от признака вещности имущества как предмета хищения. Проведен анализ подготовленных Минфином России и Банком России законопроектов и изложено авторское понимание перспектив квалификации деяний с использованием криптовалюты.

КНИЖНАЯ ПОЛКА КАФЕДРЫ 

ДАЙДЖЕСТ МЕРОПРИЯТИЙ КАФЕДРЫ 

ПРАВО В ИСТОРИЧЕСКОМ ПРЕЛОМЛЕНИИ ПАМЯТНИКИ ПРАВА 

ПОРТРЕТ НА ФОНЕ ИСТОРИИ 

204-215 91
Аннотация
В очерке рассказывается о святом Амвросии Медиоланском, получившим юридическое образование и работавшем адвокатом, позднее ставшим епископом Медиолана (современный Милан). Показано его влияние на светскую власть, в частности на политику императора Феодосия, дана общая характеристика творческого наследия (трактаты, гомилии, гимны), сделан краткий анализ нравственных максим богослова.

ЮРИДИЧЕСКОЕ НАСЛЕДИЕ 

ПОСТСКРИПТУМ 

НА ДОСУГЕ 



Creative Commons License
Контент доступен под лицензией Creative Commons Attribution 4.0 License.


ISSN 2311-5998 (Print)
ISSN 2782-6163 (Online)